Разделы сайта
Если Вам понравился наш проект, Вы можете установить нашу кнопку на свой сайт, форум или блог.
 
Новых сообщений нет...
 
Мы в социальных сетях
 
 
 
 

Пономаренко Р. О. - Дивизия СС «Рейх» на Восточном фронте (Окопная правда Вермахта)

Главная » Литература » Сборник книг «Врага нужно знать в лицо» » Пономаренко Р. О. - Дивизия СС «Рейх» на Восточном фронте (Окопная правда Вермахта)

 

Внимание! Данная книга предназначена ТОЛЬКО ДЛЯ ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫХ целей. Просматривая или скачивая данную книгу, Вы тем самым обязуетесь забыть или удалить ее сразу после просмотра и не позднее, чем через 1 день, после ознакомления.
Мы настоятельно рекомендуем Вам приобрести лицензионные книги в издательствах или в книжных магазинах!

упорные бои на северо-западной окраине города[245]. Большую помощь советским войскам оказывало местное население, Хауссер отдельно вспоминал о том, что начались вооруженные выступления гражданского населения, а Курт Майер, несомненно, оперируя рассказами очевидцев (самого его в Харькове в этот момент не было), рассказывал, что проходящие немецкие колонны обстреливались из окон домов[246]. Обстановка в городе действительно была тяжелой. Как отметил П. Карель, к полудню 15 февраля в советском кольце вокруг города оставался только один небольшой проход на юго-востоке3.

Тем временем Хауссер выехал в Харьков (штаб корпуса находился в Мерефе), чтобы лично оценить обстановку. Увидев своими глазами, что происходит в городе, Хауссер больше времени не терял. Около 12.50 в штабе полка СС «Дойчланд» он лично приказал Хайнцу Хармелю отходить. После этого Хауссер позвонил в штаб корпуса: «Остендорфф? Я в полку «Дойчланд» и только что отдал приказ "пробиваться из города и оставить Харьков». Наверняка готовый к такому повороту событий Остендорфф все же решил еще раз напомнить Хауссеру то, что тот и без него отлично знал: «Обергруппенфюрер! Фюрер снова ясно приказал...» — «Мое решение окончательное», — отрезал Хауссер, даже недослушав своего начальника штаба4. В итоге в «Лейбштандарт» и «Дас Райх» были направлены приказы на отход из города.

Одновременно, в 13.05, информация об отданном приказе отступать из Харькова была направлена в штаб Ланца: «Во избежание окружения войск и для спасения боевой техники в 13.00 будет отдан приказ пробиваться за реку Уды на окраине города. Ведутся действия по прорыву линии обороны противника, а также уличные бои на юго-западе и западе города»[247]. Ланц в этот момент летел на связном самолете на фронт, для личной встречи с Хауссером (встреча состоялась только около 17.00), и поэтому возражений не последовало. Полученная через два с половиной часа ответная радиограмма из штаба Ланца (так и неясно, кто ее подписал), с требованием защищать Харьков любой ценой, была просто проигнорирована Хауссером[248]. Отход начался!

Приказ, отданный дивизии СС «Дас Райх», предписывал ей оставить свои позиции и отходить к реке Уды, протекающей юго-западнее Харькова2. В дальнейшем Хауссер намеревался создать новую линию обороны западнее Мерефы, на южном берегу реки Мжа[249], хотя сам Ланц планировал остановиться на Удах, на линии между Люботином и Боровой4.

Получив приказ на отход, Хармель собрал на своем командном пункте командиров батальонов и рот и проинструктировал их. Сам по себе отход был весьма проблематичен, учитывая, что полк СС «Дойчланд» был втянут в тяжелые бои с прорвавшимися частями 69-й и 3-й танковой армий. Так, 16-я рота Махера, состоящая из 37 человек (33 солдата и 3 унтер-офицера, плюс сам Махер) задень трижды была атакована превосходящими силами противника. Ценой большого напряжения сил все эти атаки были отбиты.

В 15.00 все приготовления были закончены, и Хармель отдал приказ отходить. Стоя на улице без шинели, в одном кителе, он наблюдал за движением своего полка. Из-за давления советских войск отступать быстро было невозможно. Так, 2-й батальон полка СС «Дойчланд», а также приданные ему 5-я рота полка СС «Дер Фюрер», 2-я батарея штурмовых орудий и 3-я саперная рота находились в бою. Против них действовала 48-я гвардейская стрелковая


дивизия 3-й танковой армии, вышедшая к Кулиничам. В 14.00 2-я батарея штурмовых орудий оберштурмфюрера СС Крага контратаковала вдоль дороги Кулиничи — Терехов, причем самоходки действовали без пехотной поддержки. Атака продолжалась до 15.30. Командир орудия унтершарфюрер СС Альфред Идель уничтожил одно противотанковое орудие, два противотанковых ружья и два миномета. Кроме этого, под сильным огнем он взял на буксир поврежденную самоходку и оттащил ее к немецким позициям (в свете дальнейших событий эту самоходку немцам потом все равно пришлось уничтожить). Действия Крага и его самоходчиков позволили снизить вражеское давление на позиции полка и дали возможность гренадерам подготовиться к отходу.

В пять часов вечера усталые гренадеры проезжали через горящий город. В этот момент ситуация в городе была еще та. Местные жители грабили магазины и остатки взорванных немецких складов. То тут, то там из окон раздавались выстрелы по отходящим немецким частям. Хауссер отмечал в приказе: «Внутри Харькова толпа стреляет по войскам и машинам. Для зачистки нет наличных сил, так как все находится на линии фронта»[250]. Вилли Фей так описал эти события: «Мы удерживаем восточную окраину Харькова, отражая все танковые атаки, пока не были вынуждены в последнюю минуту покинуть город, будучи окруженными с севера и с юга. Незабываемые картины предстали перед нашими глазами. Среди гражданского населения царили паника и мародерство, перед тем как русские снова должны были занять город»[251]. Отметим, что, по советским данным, к 17.00 15 февраля юго-западная, западная и северо-западная части города были очищены от немцев.

В целом части дивизии СС «Дас Райх», прикрываясь арьергардами (в основном противотанковые части и штурмовые орудия), уходили из Харькова вечером, ночью и утром с 15 на 16 февраля. По пути немцами уничтожалось

все, что имело хоть какую-то военную ценность, но еще не было уничтожено до этого. Эсэсовские и армейские саперы «с мрачными лицами» ожидали, когда по мостам пройдут последние отходящие части, чтобы сразу же взорвать эти мосты. В наступающих сумерках солдаты с опаской поглядывали на темные проемы окон в зданиях по пути, поскольку оттуда в любой момент могли прозвучать выстрелы. Отход 3-го батальона Вислицени прикрывала 11-я рота Ульманна. Противник постоянно просачивался вперед, пытаясь отрезать немцам пути отступления, и Ульманн был вынужден предпринимать частые контратаки, отбивая эти попытки. Именно его рота обеспечила батальону переправу через реку Харьков, а не имеющий даже начального военного образования Ульманн показал себя смелым, инициативным и тактически грамотным командиром.

П. Карель патетически описал отход немецких войск из Харькова: «Танки проложили дорогу гренадерам. Артиллерия, зенитки и саперы прикрыли их фланги, перехватили преследовавшего противника и затем отошли в район Уды»[252]. Что касается танкистов, то во время отступления свое мужество и командирские способности снова продемонстрировал Кристиан Тихсен. Ночью, не имея пехотного прикрытия, он по собственной инициативе пробился в занятые противником районы города, завязав сдерживающие бои с 15-м танковым корпусом и 160-й стрелковой дивизией, тем самым позволив отойти оставшимся дивизионным подразделениям и частям дивизии «Гроссдойчланд». Всего в ходе отхода из Харькова танками Тихсена было уничтожено 15 советских танков[253], хотя, возможно, это число и несколько завышено.


Утром 16 февраля 183-я и 340-я стрелковые дивизии вышли к центральной площади Харькова — площади Дзержинского. Согласно П. Карелю, последние подразделения дивизии СС «Дас Райх» прошли «через пылающий город с боями» в середине дня 16 февраля[254]. Из немецких документов, приводимых М. Йергером, выходит, что бои в городе продолжались до самой ночи на 17 февраля[255]. При этом, по советским данным, Харьков был полностью очищен к 12 часам дня 16 февраля[256].

Последней немецкой частью в Харькове оставался 2-й батальон Ханса Биссингера, прикрывающий отход основных сил и вовлеченный в жестокие уличные бои. Биссингер сумел установить контакт с несколькими отдельными немецкими подразделениями, которые по каким-либо причинам все еще оставались в городе, и подчинил их себе. Тем временем в 15.00 16 февраля штаб Герберта Валя получил приказ об отступлении в сектор Уды в полночь 17 февраля3. В ночь на 17 февраля 2-й батальон Биссингера переправился через Уды, после чего мост был взорван.

В нашу задачу не входит анализ и оценка решения Пауля Хауссера не подчиниться приказу руководства и оставить Харьков, все это уже достаточно детально исследовано другими авторами. Просто подчеркнем, что решение Хауссера было признано правильным как Гитлером, так и Манштейном, ведь благодаря сдаче Харькова были спасены мобильные танковые дивизии, впоследствии использованные для нанесения контрудара. Это подтверждает и тот факт, что никаких репрессий по отношению к Хауссеру либо Ланцу не последовало. Действительно, вспомните, например, как командующего 4-й танковой армией генерал-оберста Гепнера за несанкционированный отвод войск под Москвой с позором вышвырнули из армии без права ношения униформы. Или командира 46-го армейского корпуса Ханса фон Шпонека, которого в 1942 году сам Манштейн отстранил от командования за оставление позиций без приказа (вскоре Шпонека арестовали, отдали под трибунал и, после долгих мытарств, приговорили к шести годам тюрьмы[257]). Однако в нашем случае, повторим, никаких санкций к командующим не последовало. Авто-

129

ры, утверждающие обратное, просто выдают желаемое за действительное. Последовавшая 21 февраля, то есть через шесть дней(!) после сдачи Харькова, замена Хуберта Ланца на Вернера Кемпфа вполне объяснима, учитывая, что Ланц был горным стрелком (его и отправили командовать горным корпусом в Грецию, что никак нельзя считать позорным назначением[258]), волею судьбы оказавшийся в центре мобильной войны, а Кемпф — опытный танкист, более подходящий для маневренных операций Манштейна.

Отдельных слов заслуживает 8-я (тяжелая) танковая рота дивизииСС «Дас Райх». Среди тяжелых танковых рот дивизий Танкового корпуса СС она самой первой прибыла на фронт. 1—2 февраля три железнодорожных эшелона с танками «Тигр» разгрузились под Харьковом. Подчеркнем, что каких-то заслуживающих доверия источников о боевом применении «Тигров» в феврале 1943 года под Харьковом нами не обнаружено. Так, согласно данным В. Фея, три «Тигра» сразу же были брошены в сдерживающие бои на Донце, в то время как остальные танки были передислоцированы в Полтаву, где ротный ремонтный взвод должен был подготовить их к действию в зимних условиях. Известный немецкий историк В. Шнайдер также говорит о «нескольких» «Тиграх», брошенных в сдерживающие бои в районе Харькова[259]. Но кроме констатации данного факта, конкретные данные о действиях «Тигров» в оборонительных боях отсутствуют!

Исходя из этого, мы предположим, что танки «Тигр» 8-й роты вообще в активных боевых действиях под Харьковом в феврале 1943 года не участвовали. Косвенное подтверждение этому мы находим в книге В. Шнайдера. Согласно его данным, «Тигры» проходили техническую доработку для действий в зимних условиях (из-за мороза и льда ходовая часть и траки танков нуждались в спешной «доработке»)[260], и происходило это в Полтаве. Фактически получает-

Один из «Тигров» дивизии СС «Дас Райх»

ся, что данный процесс занял более недели (с 1—2 февраля по 10 февраля). При этом прибывшие в Харьков танки оставались в самом городе, в районе железнодорожной станции, и к линии фронта на Северский Донец не выдвигались.

Здесь важно помнить, что в состав (тяжелой) роты входили и танки Pz-III (J). Анализ показал, что именно они были брошены в бой1. Также есть данные, что 9 февраля танки PzIII 8-й роты были переданы в танковые батальоны дивизии, для восполнения потерь, понесенных под Великим Бурлуком.

10 февраля (по другим данным — 17 февраля) роту возглавил гауптштурмфюрер СС Фриц Херциг[261]. 11 февраля «Тигры», которые еще оставались в Полтаве, наконец присоединились к «Тиграм» в Харькове (погрузка их в эшелоны началась 9 февраля). В этот же день «Тигр» № 831 оберштурмфюрера СС Ханса Герлаха подорвался на мине и был захвачен советскими войсками (так и не ясно, что это была за мина и мина ли вообще). Затем, согласно В. Шнайдеру, 12 февраля роту начали эвакуировать из Харькова, а уже 14 февраля «Тигры» вступили в бой якобы на перерезанной советскими войсками дороге из Мерефы на Красноград1. Здесь нужно отметить, что данная дорога 14 февраля еще не была перерезана советскими войсками, поэтому, скорее всего, это столкновение (если оно и было) имело место в другом районе. О действиях «Тигров» 15—16 февраля никаких данных нет вообще, а 17 февраля «Тигры» «Дас Райх» снова были передислоцированы в Полтаву. На этом их «участие» в оборонительных боях под Харьковом закончилось.

Уже 16 февраля 1943 года командование Воронежского фронта в боевом донесении объявило части СС, сражавшиеся под Харьковом, разбитыми. Впрочем, в документе подчеркивалось: «Противник частями СС оказывал упорное сопротивление, пытаясь отходить в направлении Полтава и Люботин». Ну а затем следовало, что «разбитые части СС пытались пробиваться на запад и юго-запад (от Харькова. — Р.П.)»[262]. Однако после войны победные реляции местами поутихли. С советской стороны наиболее метко о взятии Харькова высказался С.М. Штеменко: «Немцы потерпели неудачу от Воронежского фронта, который на последнем дыхании 16 февраля овладел Харьковом»3. Действительно, удар советских войск выдыхался. Теперь сражение вступало в новую фазу.


Глава 3

БИТВА ЗА ХАРЬКОВ: ВЕСЕННЕЕ ПРОБУЖДЕНИЕ 1943 ГОДА

ПЕРЕД УДАРОМ

оменту сдачи Харькова обстановка для немцев на юге осточного фронта накалялась все сильней. 6-я советская армия, уверенно продвигаясь к Днепру, охватывала Танковый корпус СС с юга и своими передовыми отрядами уже перерезала шоссе Красноград — Днепропетровск. Для ликвидации этой угрозы требовалось принять незамедлительные меры, и на авансцену снова выходил Танковый корпус СС. По замыслу главнокомандующего группы армий «Юг» фон Манштейна эсэсовский корпус должен был стать основной силой в контрударе во фланг рвущейся к Днепру 6-й советской армии. Это немецкое наступление должно было изменить весь ход зимней кампании 1943 года!

Едва ли не главную роль в этом контрнаступлении должна была играть дивизия СС «Дас Райх», и это несмотря на то, что она была сильно потрепана в предыдущих боях. Характерно, что Верховный Главнокомандующий Вермахта Адольф Гитлер, 17 февраля лично прибывший в штаб группы армий «Юг» в Запорожье, до последнего момента откладывал решение о контрударе на юг (первоочередной задачей он ставил вернуть Харьков), и только 18 февраля Манштейн буквально «с боем выбил» у Гитлера разрешение задействовать «Дас Райх» в контрударе. Сам же Манштейн после войны объяснил свой выбор просто — именно «Дас Райх» было «легче всего высвободить»[263], причем дивизия должна была наступать, не дожидаясь сосредоточения всех выделенных для контрудара сил (также планировалось задействовать в этой атаке «Тотенкопф»). В результате перегруппировка «Дас Райх» для контрудара началась уже после полуночи 17 февраля.

Вероятно, Манштейн не брал во внимание, что к этому времени дивизия уже была значительно ослаблена предыдущими боями и вдобавок еще и раздроблена на две боевые группы. На 17 февраля количество танков в «Дас Райх» сократилось почти в восемь раз. На этот день танковый полк дивизии располагал всего лишь 16 боеготовыми танками — 14 Pz-III и 2 Pz-IV. Что касается 8-й (тяжелой) роты, то на 17 февраля в ее составе было всего три боеспособных «Тигра», да и то все они в этот день были отправлены в Полтаву2. Отметим, что 17 февраля рота получила пополнение в количестве одного «Тигра» № 802. Еще одной сложностью стало отсутствие в «тигровой» роте собственных эвакуационных средств. Так, 19 февраля 8-я рота затребовала в штабе корпуса 18-тонные тягачи, чтобы иметь возможность эвакуировать поврежденные машины[264].

Клаудиус Рупп утверждает, что в ходе оборонительных боев дивизией было потеряно 50% танкового парка[265], что нам кажется весьма правдоподобным, учитывая, что большинство подбитых танков немцы так и не смогли эвакуировать, и их пришлось подрывать. Косвенное подтверждение этому нами найдено в мемуарах К.С. Москаленко, где приводятся показания местных жителей о том, как немцы в Харькове «в одном месте» собрали 20 танков и подорвали их1. Интересно, что, согласно данным советских разведчиков, основанным на показаниях пленных, дивизия СС «Дас Райх» при отступлении к Харькову потеряла 53 танка[266].

В это же время танковый полк «Дас Райх» подвергся некоторой реорганизации. Все боеспособные танки 1-го батальона, вместе с танковым саперным взводом, были объединены в танковую группу «Лоренц» под командованием командира 2-й роты Карл-Хайнца Лоренца[267]. Также, согласно документам, во 2-м батальоне появилась дополнительная танковая рота, получившая порядковый номер 7. Командовал этой ротой оберштурмфюрер СС Адольф Метцгер[268], до этого бывший резервным офицером в штабе батальона. Состояла она из трех взводов. Кроме самого факта существования, структуры и командного состава данной роты, какие-либо другие данные о ней отсутствуют, в том числе неизвестно и чем она была вооружена[269]. Как нам кажется, наиболее вероятно, что укомплектована эта рота была танками Pz-III, изъятыми из 8-й (тяжелой) роты.

Ко всему прочему, большой проблемой были немалые потери среди командного состава танкового полка. Достаточно сказать, что должности командиров взводов (всего 20 взводов в семи танковых ротах, не считая 8-й роты), обычно занимаемые офицерами, на 17 февраля занимали девять унтер-офицеров, а одним взводом (как раз в 7-й роте) командовал армейский лейтенант (его имя — ХансЙоахим Бехмер), а две должности оставались вакантными.

К 20 февраля, проработав три дня не покладая рук, танкисты-ремонтники смогли довести число боеспособной техники до 40 машин — 33 Pz-III и 7 Pz-IV. Из «Тигров» на эту дату в боеготовом состоянии был всего один танк обершарфюрера СС Пауля Эггера. В дивизионе самоходных орудий насчитывалось 15 самоходок Stug-III1.

Вместе с этим следует признать, что, несмотря на слабость танкового парка, в плане противотанковой борьбы «Дас Райх» была вполне конкурентоспособной. На 17 февраля в ней насчитывалось 35 50-мм и 75-мм противотанковых орудий, плюс 37 противотанковых орудий других типов, включая сюда и самоходные «Мардеры», а также несколько советских трофейных 76,2-мм орудий. Вдобавок Гербет Валь располагал 48 единицами грозных 88-мм зенитных орудий[270].

Что касается ключевой силы дивизии — двух панцергренадерских полков, то численность личного состава рот в них едва достигала 60 человек. С другой стороны, это уже были обстрелянные, закаленные боем солдаты, с высоким боевым духом и желанием переломить ход событий в пользу Германии. Даже раненые отказывались покидать поле боя и требовали оставить их в своих подразделениях[271].

Воздавая должное своим людям, Хауссер издал специальный приказ по корпусу, в котором, правда, несколько приукрасил действительность. В этом приказе, среди прочего, говорилось: «С 30 января Танковый корпус, действуя как в обороне, так и в наступлении, остановил продвижение трех советских армий и нанес им тяжелые потери. Целый кавалерийский корпус был уничтожен почти до последнего человека»[272]. Что и говорить, после того как немецкие войска были выбиты из Харькова, более чем странно слышать утверждение об остановке советского наступления. То же самое касательно и 6-го гвардейского кавалерийского корпуса — хотя он и был сильно потрепан, но уничтожен не был.

В 16.50 17 февраля полк СС «Дойчланд», после более чем 100-километрового марша, сосредоточился у Краснограда. Сюда же подтянулись подразделения танкового полка и артиллерия.

Что касается полка СС «Дер Фюрер», то в этот момент он все еще находился в составе Ударной боевой группы СС.

Утром 17 февраля Отто Кумм получил тревожную новость с левого фланга боевой группы, с участка 1-го батальона Альберта Фрея из 1-го полка СС. Противник атаковал их с востока во фланг и окружил в Тарановке. Не теряя времени, 3-й батальон полка СС «Дер Фюрер» контратаковал на восток, ударив противнику во фланг.

Контратака была успешной и стоила небольших потерь, кольцо окружения было пробито, а красноармейцы были отброшены. К полудню напряжение на этом участке было снято.

Страницы:  Назад  1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36  Далее


 





Нераскрытые тайны: Кавалерия против танков

06.11.2013 Правда ли, что репрессии 1930-х годов среди высшего командного состава привели к тому, что в Красной Армии остались только "безграмотные" кавалеристы вроде Климента Ворошилова и Семена Буденного? Действительно ли именно это стало причиной страшных поражений Советского Союза в начале Великой Отечественной войны? Этот стереотип до сих пор популярен.

Как фальсифицируют историю войны

06.11.2013 Каждый год отмечаются очередные годовщины Великой Победы над нацистской Германией и юбилеи крупнейших битв и сражений Великой Отечественной. Проходят маршем войска, выпивают положенное совсем уже немногочисленные ветераны, выжившие в боях, пережившие годы перестройки и российской демократизации. И пользуясь благоприятной возможностью, спешат высказаться по поводу и без повода исторические мифологи

 
 
 
Ваша помощь
WMR: 661921492594
WMZ: 650765735196
WME: 632996492535
Яндекс-деньги: 41001172997641

Представителей организаций и частных лиц, готовых поддержать развитие проекта иными способами, просим писать на адрес support@theunknownwar.ru

Мы ценим любую вашу помощь. Спасибо вам.
 
 
Мирзоев нацисты Герой СССР Леонид Левин Салих Хакимуллович Ракеты Орден Победы Вспомним мы пехоту и родную роту Тибетский секрет 1945 год в фотографиях Геннадий Добров Малоизвестные фото войны Реклама на сайте Абрамов РОА Сыров Данила Матвеевич Колёса должны вертеться на победу Оксикбаев Сарсембай Кадыев советский ju.52/3m Пражское восстание фотографии Ленинграда и его окрестностей 1931 года Гавриил Иванович Прибалтийский особый Воспоминания ветеранов документальный Дарья Криволапова День Победы в других странах Военные преступления Заметки Богаченко Иван Иванович женщины-снайперы Яростный стройотряд Дрейзе вооружения Советские гидроавианосцы Потерянный город Буянов Москаленко Евгений Васильевич Тосненский район 9 декабря Терентий Степанович Документальный фильм места боевой славы Чемляк Георгий Андреевич Вологодские поисковики В плену у немцев Павел Евгеньевич Фильм Мы из будущего Недостающее звено Пулеметное вооружение РККА Корпуса СС на Восточном фронте Орден Нахмова Триумф и трагедия Парад победы 2009 Каримов Халим Гафарович Великая отечественная война 1941