Разделы сайта
Если Вам понравился наш проект, Вы можете установить нашу кнопку на свой сайт, форум или блог.
 
Новых сообщений нет...
 
Мы в социальных сетях
 
 
 
 

Предыстория войны. СССР

Главная » Предыстория войны. СССР

 

Общее состояние СССР

Интенсивная подготовка к большой войне в СССР развернулась практически с начала 30-х годов. Милитаризации подверглись не только тяжёлая промышленность, но и идеология, средства массовой информации и даже школьное образование.

В конце 1940 г. решением Президиума Верховного Совета СССР в стране были созданы государственные трудовые резервы. Сеть специальных учебных заведений - школ фабрично-заводского обучения (ФЗО) и ремесленных училищ. Планировалось подготавливать 1 млн. рабочих, резерв распределялся по Государственному плану.

Благодаря форсированной индустриализации в 30-е годы, в ходе довоенных пятилеток, в СССР была создана мощная тяжёлая промышленность, создававшаяся с учётом возможности быстрого перевода на производство вооружений, что в дальнейшем, в конечном итоге, позволило СССР одержать победу в Великой Отечественной войне. Тем не менее, по производству стали, чугуна, угля, электроэнергии, большинства видов химической продукции Советский Союз уступал Германии. Разрыв стал ещё более серьёзным после того, как в руки Третьего рейха попала промышленность практически всей Западной и Центральной Европы. Также СССР отставал от Германии и по некоторым техническим направлениям. Это касалось, в основном, средств связи и автомобилестроения. Большинство советского населения (около 66 процентов) всё ещё составляло крестьянство с достаточно низким уровнем образования — в отличие от давно урбанизированной и индустриализированной Германии. По количественному производству многих видов военной техники (танков, самолётов, артиллерийских орудий, миномётов, стрелкового оружия), СССР уже превосходил Германию. Проблемой была низкая оснащённость советских войск средствами связи и управления, где отставание от Германии было существенным.

Тем не менее, за счёт государственной собственности на основные средства производства в СССР и значительно более жёсткого контроля со стороны государства над экономикой СССР уровень её милитаризации и адаптированность её к работе в условиях военного времени были значительно более высокими, чем в Германии, экономика которой была переориентирована директивными методами на военные нужды в степени, характерной для СССР, лишь после объявления Геббельсом «тотальной войны» в 1943. Поэтому экономика СССР уже к началу войны имела более высокую военную отдачу. 

Кроме того, партийное руководство СССР сложилось в условиях Гражданской войны и имело большой опыт хозяйственного и военного управления в чрезвычайных условиях. СССР с его жёсткой централизацией экономики, «чрезвычайным» руководством и отсутствием частной собственности оказался гораздо более «оптимизирован для войны», чем Германия, что и стало важным фактором победы СССР в той войне.

Тем не менее, в 1941 году РККА показала свою неготовность к войне с Германией. В советской историографии это объяснялось просчётами в военном строительстве, в определении вероятных сроков начала войны, и в запаздывании в развёртывании армии у государственной границы.

В результате массовых репрессий в 1937—1938 годах командный состав РККА понёс тяжёлые потери. К моменту начала войны из 17 командующих войсками военных округов 7, а из 17 начальников штабов округов — 4 находились в должности менее полугода. Из 20 командующих армиями 13 находились в должности менее полугода, и только 2 — более года. Всего более 70 % командиров (от командира полка и выше) и 75 % политработников аналогичных рангов имели стаж менее 1 года . Основной причиной этого было резкое увеличение численности РККА, приведшее к серьёзному дефициту командиров.

Традиционно в учебниках по истории приводится цифра репрессий в 40 тыс. офицеров РККА, кроме того перечисляется количество истреблённых маршалов - 3 из 5, командармов I - 3 из 5 и II рангов 10 из 10, командиров корпусов 50 из 57, комдивов 154 из186, армейских комиссаров I и II рангов 16 из 16, корпусных комисаров 25 из 26, дивизионных комиссаров 58 - 64, командиров полка 401 из 456, не называя ни одной фамилии.

С другой стороны, О. Сувениров приводит широкий список репрессированных советских офицеров более 2000. На сайте РККА Дмитрий Чураков в статье "Репрессированные военнослужащие Красной Армии".

В своей книге "Очищение" В. Суворов (ISBN 978-5-17-009254-3) говорит о преувеличении кадровых чисток 1937-`38 годах. Прежде всего указывает на странности с пребыванием офицеров на занимаемых должностях, назначенные в 1938 году должны в 1941 набрать три года стажа. Утверждает, что офицеры были уволены из РККА, но не все растрелены, и даже призваны обратно в 1941. Кроме того растрел комисаров не влияет на боеспособность - он не командует солдатами, у него другие задачи. Приводит имена и биографии растрелянных офицеров, говорит об их военной безграмотности и что их растрел не повлиял на боеспособность армии. Количество офицеров в РККА на февраль 1937 года составляет 206 тыс., и даже 40 тыс. составляет менее 20%, что противоречит утверждению о том, что большинство командиров имели менее одного года на занимаемой должности. Источником о численности РККА, на который ссылается автор, служит речь Маршала СССР К. Е. Ворошилова на февральско-мартовском пленуме ЦК. Стенограмма опубликована в "Военно-историческом журнале"(1993.№1.С 60-63).

По мнению исследователей, например диссидента бывшего генерала Советской Армии Петра Григорьевича Григоренко, репрессии отрицательно сказались на оборонной мощи. По их мнению, кадровые чистки снизили и моральный дух армии, и сделали возможным обоснование некоторыми лицами своего коллаборационизма в годы Великой Отечественной войны.

По мнению Молотова, напрямую участвовавшего в массовых репрессиях 30-х гг., если бы не драматичные события 30-х, очистившие ряды вооружённых сил, то предателей и коллаборационистов было бы намного больше.

По мнению других исследователей, например В. Земскова последствия кадровых чисток во многом преувеличены.

Как показали результаты инспекторских проверок РККА в конце 30-х годов, воинская дисциплина и боевая учёба в армии были на весьма невысоком уровне. Крайне низким оставался и образовательный уровень командного состава РККА. Всё это не мог компенсировать мощный поток боевой техники, которой снабжала армию советская промышленность. По количеству вооружений, в первую очередь танковых и авиационных сил, СССР уже в середине 30-х годов превосходил все армии мира, вместе взятые. Но фактическая боевая эффективность РККА к началу войны явно не соответствовала её техническому оснащению.

 Сталин о войне и мире

В ноябре 1939 года французским агентством «Гавас» была распространена так называемая речь Сталина от 19 августа 1939 г.. Как сообщало агентство, 19 августа 1939 года на секретном совещании в Политбюро Сталин выступил со следующими соображениями:

«Сейчас критической фазы достиг вопрос: война или мир. Мы абсолютно уверены, что в том случае, если нами будет заключен договор о взаимопомощи с Англией и Францией, то Германия будет вынуждена смягчить свои претензии к Польше. В этом случае, возможно, будет избежать войны. И последствия этого будут для нас весьма опасными. В противном случае, если мы заключим пакт о ненападении с Германией, она, безусловно, нападет на Польшу, и в этом случае вмешательство Англии и Франции на стороне Польши неизбежно. В этом случае мы имеем все шансы остаться в стороне со всеми вытекающими из этого выгодами. В связи с этим понятно наше решение принять предложение Германии о заключении пакта, а представителей Англии и Франции вежливо отправить по домам. Мы в высшей степени заинтересованы в том, чтобы в Европе началась война между Германией и англо-французским блоком и чтобы эта война длилась как можно дольше, чтобы воюющие стороны полностью исчерпали бы свои ресурсы. За это время мы должны интенсифицировать нашу работу в воюющих странах с тем, чтобы мы были полностью готовы к тому, что произойдет по окончании войны»


Российский историк Случ выражал уверенность в том, что такой речи не было. По его мнению, эта "речь" была известна еще с момента опубликования и историки всего мира после аргументов немецкого историка Йекеля отбросили ее как недостоверную. Другой известный историк М. Мельтюхов полностью согласен с С. Случем.

Сам Сталин в 1939 году категорически отрицал возможность такой речи. Вот что он, в частности, заявил по этому поводу:

а) Не Германия напала на Францию и Англию, а Франция и Англия напали на Германию, взяв на себя ответственность за нынешнюю войну;
б) После открытия военных действий Германия обратилась к Франции и Англии с мирными предложениями, а Советский Союз открыто поддержал мирные предложения Германии…
в) Правящие круги Франции и Англии грубо отклонили как мирные предложения Германии,…
Таковы факты.''

Срыв переговоров о союзе с Великобританией и Францией и договор с Германией

Сразу после оккупации немецкими войсками Чехии и Моравии и завершения расчленения Чехословакии, Сов. правительство 18 марта 1939 выступило за немедленный созыв конференции представителей СССР, Великобритании, Франции, Польши, Румынии и Турции для обсуждения мер по предотвращению дальнейшей агрессии.

В апреле 1939 года, после предъявления Германией требований о территориальных уступках к Польше, по инициативе СССР начались переговоры между СССР, Великобританией и Францией о военном союзе против Германии.

Переговоры не привели к заключению такого союза из-за отсутствия полномочий у британского представителя адмирала Дракса, у Франции был более взвешенный подход: прибыл работник генштаба с полномочиями на ведение переговоров. СССР сразу начал говорить о проходах в Польше и Румынии для непосредственного удара по немецким войскам. Польша резко запростестовала. У Великобритании были возможности повлиять на поляков, но она этим не воспользовалась.

Часть исследователей считает, что переговоры провалились из-за взаимного недоверия Великобритании и Франции с одной стороны, и СССР с другой стороны. Кроме того, Польша возражала против возможного прохода советских войск через её территорию.

По мнению Черчилля, «Препятствием к заключению такого соглашения (с СССР) служил ужас, который эти самые пограничные государства испытывали перед советской помощью в виде советских армий, которые могли пройти через их территории, чтобы защитить их от немцев и попутно включить в советско-коммунистическую систему. Ведь они были самыми яростными противниками этой системы. Польша, Румыния, Финляндия и три прибалтийских государства не знали, чего они больше страшились, — германской агрессии или русского спасения. Именно необходимость сделать такой жуткий выбор парализовала политику Англии и Франции».

Одновременно с переговорами с правительством СССР английское правительство вело тайные переговоры с гитлеровской Германией (сведения о них проникли в печать). Разгадав двойную политическую и дипломатическую игру своих партнёров по переговорам, Советское правительство приняло предложение Германии о заключении германо-советского договора о ненападении.

23 августа 1939 года за одну ночь был заключён Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом. В секретном дополнительном протоколе к Договору Германия и СССР разграничили сферы обоюдных интересов в Восточной Европе.

Экспансия СССР в 1939—1940 годах


Раздел сфер интересов в Восточной Европе по Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом.
Слева — предполагаемый, справа — фактический. Оранжево-коричневым цветом изображены территории, отходящие и отошедшие к СССР, голубым — отошедшие к рейху, фиолетовым — оккупированные Германией (Варшавское генерал-губернаторство и протекторат Богемия и Моравия)
Советские и немецкие офицеры в районе Бреста. Из немецкой кинохроники. Немецкий офицер показывает советскому листовку на ломаном русском, которую тот вслух читает:
«Немецкая армия приветствует Рабоче-Крестьянскую Красную Армию! Мы солдаты желаем войти с солдатами Р. К. К. А. в хорошее солдатское отношение.
Русский солдат пользовался у нас всегда глубоким уваженіем.
Что и в будущем должно остаться так!»

В ночь на 17 сентября 1939 г. СССР начал Польский поход во входившие в состав Польши Западную Украину и Западную Белоруссию (включая район Белостока), а также Виленский край, которые согласно секретному дополнительному протоколу к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом были отнесены к сфере интересов СССР. 28 сентября 1939 г. СССР заключил с Германией Договор о дружбе и границах, которым была зафиксирована, примерно по «линии Керзона», «граница между обоюдными государственными интересами на территории бывшего Польского государства». В октябре 1939 г. Западная Украина вошла в состав УССР, Западная Белоруссия вошла в состав БССР, Виленский край был передан Литве.

Позиция советского правительства на данном этапе истории была подробно разъяснена в выступлении В.Молотова (Доклад о внешней политике Правительства на Внеочередной пятой сессии Верховного Совета СССР 31 октября 1939):

…Правящие круги Польши немало кичились «прочностью» своего государства и «мощью» своей армии. Однако, оказалось достаточным короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем — Красной Армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора, жившего за счет угнетения непольских национальностей. «Традиционная политика» беспринципного лавирования и игры между Германией и СССР оказалась несостоятельной и полностью обанкротилась… …Известно, например, что за последние несколько месяцев такие понятия, как «агрессия», «агрессор» получили новое конкретное содержание, приобрели новый смысл. Не трудно догадаться, что теперь мы не можем пользоваться этими понятиями в том же смысле, как, скажем, 3—4 месяца тому назад. Теперь, если говорить о великих державах Европы, Германия находится в положении государства, стремящегося к скорейшему окончанию войны и к миру, а Англия и Франция, вчера еще ратовавшие против агрессии, стоят за продолжение войны и против заключения мира. Роли, как видите, меняются. Попытки английского и французского правительств оправдать эту свою новую позицию данными Польше обязательствами, разумеется, явно несостоятельны. О восстановлении старой Польши, как каждому понятно, не может быть и речи. Поэтому бессмысленным является продолжение теперешней войны под флагом восстановления прежнего Польского государства. Понимая это, правительства Англии и Франции, однако, не хотят прекращения войны и восстановления мира, а ищут нового оправдания для продолжения войны против Германии. В последнее время правящие круги Англии и Франции пытаются изобразить себя в качестве борцов за демократические права, народов против гитлеризма, причем английское правительство объявило, что будто бы для него целью войны против Германии является, не больше и не меньше, как «уничтожение гитлеризма». Получается так, что английские, а вместе с ними и французские, сторонники войны объявили против Германии что-то вроде «идеологической войны», напоминающей старые религиозные войны. Действительно, в свое время религиозные войны против еретиков и иноверцев были в моде. Они, как известно, привели к тягчайшим для народных масс последствиям, к хозяйственному разорению и к культурному одичанию народов. Ничего другого эти войны и не могли дать. Но эти войны были во времена Средневековья. Не к этим ли временам Средневековья, к временам религиозных войн, суеверий и культурного одичания тянут нас снова господствующие классы Англии и Франции? Во всяком случае, под «идеологическим» флагом теперь затеяна война еще большего масштаба и еще больших опасностей для народов Европы и всего мира. Но такого рода война не имеет для себя никакого оправдания. Идеологию гитлеризма, как и всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это — дело политических взглядов. Но любой человек поймёт, что идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя покончить, с нею войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война за «уничтожение гитлеризма», прикрываемая фальшивым флагом борьбы за «демократию»… …Владение этими колониями, дающее возможность эксплуатировать сотни миллионов людей, является основой мирового господства Англии и Франции. Страх перед германскими притязаниями на эти колониальные владения — вот в чем подоплека теперешней войны Англии и Франции против Германии, которая серьезно усилилась за последнее время в результате развала Версальского договора. Опасения за потерю мирового господства диктуют правящим кругам Англии и Франции политику разжигания войны против Германии. 

В конце сентября — начале октября 1939 года с Эстонией, Латвией и Литвой, которые согласно секретному дополнительному протоколу к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом были отнесены к сфере интересов СССР, были заключены договоры, в соответствии с которыми на территориях этих государств были размещены советские военные базы.

5 октября 1939 года СССР предложил и Финляндии, которая тоже согласно секретному дополнительному протоколу к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом была отнесена к сфере интересов СССР, рассмотреть возможность заключения с СССР пакта о взаимопомощи. Переговоры были начаты 11 октября, однако Финляндия отклонила предложения СССР как по пакту, так и по аренде и обмену территорий. 30 ноября 1939 года СССР начал войну с Финляндией. Эта война 12 марта 1940 года завершилась подписанием Московского мирного договора, зафиксировавшего ряд территориальных уступок со стороны Финляндии.


Марка СССР «Освобождение братских народов Зап. Украины и Зап. Белоруссии» (1940)

Намерение членов складывающейся антигитлеровской коалиции (в первую очередь — Англии) послать войска на помощь повергшейся советской агрессии Финляндии и обсуждение вопроса о захвате Баку с целью лишить Гитлера поставок советской нефти, заставляли Советское правительство вести разговоры со странами Балтии в общепринятой дипломатической манере. Однако, когда, получив необходимое количество стратегических материалов, в первую очередь, от Советского Союза, немцы под Дюнкерком разгромили противника, язык разговора изменился. 14 июня 1940 года советское правительство предъявило ультиматум Литве, а 16 июня — Латвии и Эстонии. В основных чертах смысл ультиматумов совпадал — от этих государств требовалось привести к власти дружественные СССР правительства и допустить на территорию этих стран дополнительные контингенты войск. Условия были приняты. 15 июня советские войска вошли в Литву, а 17 июня — в Эстонию и Латвию. Новые правительства сняли запреты на деятельность коммунистических партий и назначили внеочередные парламентские выборы. На выборах во всех трёх государствах победу одержали прокоммунистические блоки (союзы) трудового народа — единственные избирательные списки, допущенные к выборам. Вновь избранные парламенты уже 21—22 июля провозгласили создание Эстонской ССР, Латвийской ССР и Литовской ССР и приняли Декларации о вхождении в СССР. 3—6 августа 1940 г., в эти республики были приняты в состав Советского Союза (подробнее смотри статью Присоединение Прибалтики к СССР (1939—1940).

26 июня 1940 года СССР потребовал от Румынии передачи ему Бессарабии и Северной Буковины. Румыния согласилась с этим ультиматумом и 28 июня 1940 года на территорию Бессарабии и Северной Буковины были введены советские войска. 2 августа 1940 года на VII сессии Верховного Совета СССР был принят Закон об образовании союзной Молдавской Советской Социалистической Республики. В состав Молдавской ССР были включены: город Кишинёв, 6 из 9 уездов Бессарабии (Бельцкий, Бендерский, Кагульский, Кишинёвский, Оргеевский, Сорокский), а также город Тирасполь и 6 из 14 районов бывшей Молдавской АССР (Григориопольский, Дубоссарский, Каменский, Рыбницкий, Слободзейский, Тираспольский). Остальные районы МАССР, а также Аккерманский, Измаильский и Хотинский уезды Бессарабии отошли к Украинской ССР. В состав Украинской ССР также вошла Северная Буковина.(подробнее смотри статью Присоединение Бессарабии к СССР)

Примеру СССР в отношении Румынии последовали Венгрия и Болгария, союзники Германии. В августе 1940 г. Румыния передала почти половину Трансильвании Венгрии, а в сентябре 1940 южную Добруджу — Болгарии.

4 июня 1941 года выступая на Главном Военном Совете в ходе обсуждения директивы ГУПП Жданов заявил:

Мы стали сильнее, можем ставить более активные задачи. Войны с Польшей и Финляндией не были войнами оборонительными. Мы уже вступили на путь наступательной политики.

Советско-германские переговоры в ноябре 1940 г.

В середине ноября 1940 Молотов прибыл в Германию для переговоров с Гитлером. Во время трехдневного пребывания советской делегации в Берлине сторонам не удалось прийти к компромиссу: советская сторона не присоединилась к Тройственному пакту, немецкая не согласилась с предлагаемой СССР схемой раздела сфер влияния.

Нашлись люди, которые этот визит изучили весьма подробно. Вот как появление Молотова в Берлине описывает независимый историк Сергей Солдатов: «Молотов предъявил Гитлеру невероятные по империалистическому смыслу требования, которые заслуживают подробнейшего изложения. Эти требования были подтверждены и обращением советского правительства от 25 ноября 1940 года, в котором излагался план раздела мира между Германией, Италией, Японией и СССР.

Советский Союз требовал себе:

  • От Финляндии – Печенгу и Порккала-Удд.
  • Опорных пунктов в датских проливах Каттегат и Скагеррак для выхода в Северное море.
  • Опорных пунктов в Югославии на Адриатическом морс.
  • Опорных пунктов в Греции (Салоникский порт).
  • От Румынии – Южную Буковину.
  • От Болгарии – переход в советскую орбиту и заключение соответствующего пакта.
  • От Турции – опорных пунктов на черноморских проливах Босфор и Дарданеллы.
  • Опорных пунктов в Персидском заливе.
  • Переход под советское влияние стран южнее Баку – Батуми, т. е. Восточной Турции, Северного Ирана и Ирака.
  • Отказ Японии от своих концессий на Сахалине.

Гитлер и его правительство обезумели от этих вымогательств и оставили советские претензии без ответа. Но негласно роковой ответ был все-таки дан, спустя месяц и по другим каналам» (Таинство воздаяния истории. Франкфурт-на-Майне, 1995. С. 118–119). Роковой ответ по другим каналам – это решение о нанесении упреждающего удара по Советскому Союзу.

— В. Суворов "Святое дело".

Информация советской разведки

С конца 1940 года и до 22 июня 1941 года советская разведка сообщала о готовящемся немецком нападении.

По поводу ценности разведывательной информации имеются две точки зрения:

1. Родилась в 60-е и ряд исследователей ее поддерживает, заключается в том, что И. В. Сталин не смог правильно оценить донесения разведки, в силу того, что он был неспособен управлять страной. К тому же Сталин не смог распознать дезинформационную кампанию Германии, когда правдивая информация сочеталась с ложной и проходила в разных звеньях одновременно.

Так как аналитического отдела, обрабатывающего разведдонесения: НКВД (закордонной разведки и разведки пограничников), Разведывательного Управления Генерального штаба, флотской разведки не было, главным аналитиком был И. В. Сталин и с этой ролью он не справился.

2. Бытовала в 70-90-ее годы и некоторые придерживаются ее до сих пор, гласит то, что И. В. Сталин не смог правильно оценить донесения разведки, потому что назывались разные сроки начала нападения и вообще все было непонятно. Так сообщалось о разных сроках начала войны (1 мая, 15 мая, в начале июня, 22 июня), различных направлениях ударов, различных планах войны. Всё это было следствием усилий Германии по дезинформации, когда правдивая информация сочеталась с ложной и проходила в разных звеньях одновременно.

Советское руководство не всегда доверяло разведчикам, поскольку иногда их сведения, в частности Зорге, не подтверждались. Согласно некоторым литературным источникам, предупреждения о начале войны с Германией содержали противоречивую и, как показали современные исследования, иногда ложную информацию, а частично — на основании правдивой информации делались ложные выводы. Широкую известность получили ложные выводы начальника военной разведки Голикова. Договор о ненападении с Германией, а также постоянные заявления немецких военных о готовящемся десанте на Британские острова, давали надежду, что войны в 1941 году не будет. Как и большая часть наступательных кампаний Германии, война против СССР не предварялась политическими требованиями.

Но вместе с тем нужно иметь в виду, что дата нападения на СССР (22 июня 1941 г.) была окончательно определена только в июне 1941 г. До этого дата нападения переносилась с весны 1941 г. на 15 мая, потом на 15 июня и только затем на 22 июня.

Сталин считал, что англичане хотят стравить его с Гитлером и не стеснялся в выражениях:

  • «Источник, работающий в штабе германской авиации сообщает:

1. Все военные мероприятия Германии по подготовке вооруженного выступления против СССР полностью закончены, и удар можно ожидать в любое время.

2. В кругах штаба авиации сообщение ТАСС от 13 июня воспринято весьма иронически. Подчеркивают, что это заявление никакого значения иметь не может.

3. Объектами налетов германской авиации в первую очередь явятся: электростанция «Свирь-3», московские заводы, производящие отдельные части к самолетам (электрооборудование, шарикоподшипники, покрышки), а также авторемонтные мастерские.

4. В военных действиях на стороне Германии активное участие примет Венгрия. Часть германских самолетов, главным образом истребителей, находится уже на венгерских аэродромах.

5. Важные немецкие авиаремонтные мастерские расположены: в Кенигсберге, Гдыне, Грауденц, Бреславле, Мариенбурге. Авиамоторные мастерские Милича в Польше, в Варшаве — Очачи и особо важные в Хейлигенкейль.

Источник, работающий в министерстве хозяйства Германии, сообщает, что произведено назначение начальников военно-хозяйственных управлений «будущих округов» оккупированной территории СССР, а именно: для Кавказа — назначен АМОНН, один из руководящих работников национал-социалистической партии в Дюссельдорфе, для Киева — БУРАНДТ — бывший сотрудник министерства хозяйства, до последнего времени работавший в хозяйственном управлении во Франции, для Москвы — БУРГЕР, руководитель хозяйственной палаты в Штутгарте. Все эти лица зачислены на военную службу и выехали в Дрезден, являющийся сборным пунктом.

Для общего руководства хозяйственным управлением «оккупированных территорий СССР» назначен ШЛОТЕРЕР — начальник иностранного отдела министерства хозяйства, находящийся пока в Берлине.

В министерстве хозяйства рассказывают, что на собрании хозяйственников, предназначенных для «оккупированной» территории СССР, выступал также Розенберг, который заявил, что «понятие Советский Союз должно быть стерто с географической карты». Т-щу Меркулову. Может, послать ваш „источник“ из штаба германской авиации к е… матери. Это не „источник“, а дезинформатор. И. Ст.».(17 июня 1941 г.)

  • Советский военный атташе во Франции Виши генерал Суслопаров докладывал: «21 июня 1941 г.

Как утверждает наш резидент Жильбер, которому я, разумеется, нисколько не поверил, командование вермахта закончило переброску своих войск на советскую границу и завтра, 22 июня 1941 года, они внезапно нападут на Советский Союз». На этом донесении рукой Сталина красными чернилами была начертана резолюция: «Эта информация является английской провокацией. Разузнайте, кто автор этой провокации, и накажите его». 

Л. Треппер (Жильбер) будет наказан после войны.

Можно заключить, что 5 разведведомств СССР уперлись в "английскую провокацию" Сталина.

Советские мероприятия по подготовке к войне

При анализе намерений Сталина в мае-июне 1941 года необходимо принимать во внимание следующие факты:

  • В. А. Новобранец, бывший в начале 1941 г. начальником информационного отдела Разведывательного управления Генерального штаба, в своих воспоминаниях утверждает, что в апреле 1941 г. начальник управления Ф. Голиков убеждал его, что главные силы Германии находятся во Франции и готовятся нанести решающий удар по Англии. Голиков дал понять Новобранцу, что так думает Сталин.
  • 7 апреля 1941 г. начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдер писал: «Анализ группировки русских войск дает основание сделать следующий вывод: Если отказаться от избитого утверждения о том, что русские хотят мира и сами не нападут, то следует признать, что их группировка вполне допускает быстрый переход в наступление, которое было бы для нас крайне неприятным».
  • Позднее 22 мая 1941 г. Гальдер пишет о том, что эскадрилья Ровеля зафиксировала масштабное оборонительное строительство, в т. ч. рытье противотанковых рвов. Приведены оценки оборонительной группировки советских войск на границе. Прибалтика: 2 армии, группа оперативных и группа стратегических резервов. В центре: 3 армии, в тылу оперативный резерв (1 армия) и одна группа стратегических резервов. На юге: 3 армии и группа оперативных резервов. И отдельный фронт по р. Прут 1 группа армий.
  • 5 мая 1941 г. в Большом Кремлевском дворце состоялся торжественный прием. Сталин выступил на нем с речью а также несколькими тостами перед выпускниками военных академий РККА. Во время выступления Сталин рассказал о текущем состоянии РККА а также затронул внешнюю политику. В частности он привёл причины поражения Франции а в конце своего послания стал успокаивать аудиторию, говоря, что нельзя считать немецкую армию непобедимой. В частности он заметил:

«В вооружении германской армии нет ничего особенного. Сейчас такое вооружение имеют многие армии, в том числе и наша. А наши самолеты даже лучше немецких. Да к тому же у немцев стало головокружение от успехов. У них военная техника уже не двигается вперед. У руководителей армии появилось зазнайство — что нам, нам море по колено…»
«До сих пор мы проводили мирную, оборонительную политику и в этом духе воспитывали свою армию. Правда, проводя мирную политику, мы кое-что заработали!… (здесь т. Сталин намекнул на Западную Украину и Белоруссию, и Бессарабию). Но сейчас положение должно быть изменено. У нас есть сильная и хорошо вооруженная армия». И далее... "хорошая оборона - это значит нужно наступать. Наступление - это самая лучшая оборона".

Этот тост Сталина вызвал небывалую активность военных и партийных работников.


  • В Центральном архиве Министерства обороны РФ имеется неподписанная записка от имени наркома обороны С. Тимошенко и начальника Генерального штаба Г. Жукова, написанная рукой А. Василевского. Данная записка была написана не ранее 15 мая 1941 года. Записка адресована Сталину и содержит «соображения по плану стратегического развёртывания Вооружённых сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками». В ней говорится

    Учитывая, что Германия в настоящее время держит свою армию отмобилизованной, с развёрнутыми тылами, она имеет возможность предупредить нас в развёртывании и нанести внезапный удар. Чтобы предотвратить это и разгромить немецкую армию, считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы действий Германскому командованию, упредить противника в развёртывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развёртывания и не успеет ещё организовать фронт и взаимодействие родов войск.

    Далее излагается план военных действий:

Ближайшая задача — разгромить германскую армию восточнее р. Висла и на Краковском направлении, выйти на p.p. Наров, Висла и овладеть районом Катовице, для чего: а) главный удар силами Юго-Западного фронта нанести в направлении Краков, Катовице, отрезая Германию от её южных союзников; б) вспомогательный удар левым крылом Западного фронта нанести в направлении Седлец, Демблин, с целью сковывания Варшавской группировки и содействия Юго-Западному фронту в разгроме Люблинской группировки противника

  • Г. Жуков рассказал военному историку В. А. Анфилову в 1965 г.:

Идея предупредить нападение Германии появилась у нас с Тимошенко в связи с речью Сталина 5 мая 1941 года перед выпускниками военных академий, в которой он говорил о возможности действовать наступательным образом. Это выступление в обстановке, когда враг сосредоточивал силы у наших границ, убедило нас в необходимости разработать директиву, предусматривавшую предупредительный удар. Конкретная задача была поставлена А. М. Василевскому. 15 мая он доложил проект директивы наркому и мне. Однако мы этот документ не подписали, решили предварительно доложить его Сталину. Но он прямо-таки закипел, услышав о предупредительном ударе по немецким войскам. «Вы что, с ума сошли, немцев хотите спровоцировать?» — раздражённо бросил Сталин. Мы сослались на складывающуюся у границ СССР обстановку, на идеи, содержавшиеся в его выступлении 5 мая… «Так я сказал это, чтобы подбодрить присутствующих, чтобы они думали о победе, а не о непобедимости немецкой армии, о чём трубят газеты всего мира, — прорычал Сталин.» Так вот была похоронена наша идея о предупредительном ударе…

В 1966 г. Жуков рассказывал сотруднику Военно-исторического журнала Н. А. Светлишину:

…свою докладную я передал Сталину через его личного секретаря Поскребышева. Мне до сих пор не известны ни дальнейшая судьба этой записки, ни принятое по ней решение Сталина. А преподанный по этому поводу мне урок запомнился навсегда. На следующий день Н. А. Поскребышев, встретивший меня в приемной Сталина, сообщил его реакцию на мою записку. Он сказал, что Сталин был сильно разгневан моей докладной и поручил ему передать мне, чтобы я впредь таких записок «для прокурора» больше не писал, что председатель Совнаркома больше осведомлен о перспективах наших взаимоотношений с Германией, чем начальник Генштаба, что Советский Союз имеет еще достаточно времени для подготовки решительной схватки с фашизмом. А реализация моих предложений была бы только на руку врагам Советской власти.

Интересно, что обе версии решительно противоречат друг другу, что странно: ведь Анфилов и Светлишин предлагают считать их автором одного и того же человека. Не менее интересно, что оба историка вспомнили об этом эпизоде только после публикации «Соображений…», хотя, по их версии, разговор состоялся в 60-х гг., то есть на несколько десятилетий раньше.

Военный историк М. Мельтюхов считает версию Светлишина неправдоподобной по следующим причинам:

  • Неясно, почему Жуков передает совершенно секретный, особой важности документ не самому Сталину, а его секретарю.
  • Неясно также, почему Сталин не мог лично сказать Жукову все то, что он якобы передал через Поскребышева.

М. Мельтюхов также считает версию Анфилова не вполне правдоподобной, поскольку, по его мнению:

  • Идея предупредить нападение Германии возникла задолго до мая 1941 г. и составляла основу советского военного планирования в 1940—1941 гг.
  • Ответ Сталина на предложение нанести превентивный удар выглядит совершенно не к месту — при чём тут «провоцирование»?
  • Неверно сводить смысл речи Сталина к опровержению утверждений о непобедимости немецкой армии зарубежной прессы, которую в СССР явно не читали.

Мельтюхов полагает, что Жуков был заинтересован в сокрытии правды о неудавшемся нападении на Германию и был не в том положении, чтобы позволить себе сказать правду.

Неясно чем же руководствовался Г. К. Жуков излагая два варианта событий двум разным людям, но видимо, общий смысл письменных или устных ответов Сталина был передан — не страх перед Гитлером, а нежелание спровоцировать агрессию любой ценой. Сам Г. К. Жуков косвенно подтверждает такое поведение Сталина в своих мемуарах:

"В этих сложных условиях стремление избежать войны превратилось у И. В. Сталина в убежденность, что ему удастся ликвидировать опасность войны мирным путем. Надеясь на свою «мудрость», он перемудрил себя и не разобрался в коварной тактике и планах гитлеровского правительства. И. В. Сталин требовал вести осторожную политику и проводить мероприятия оперативно-мобилизационного порядка так, чтобы, как он говорил, «не спровоцировать войну с Германией».

  • В бывшем партийном архиве имеется проект директивы секретаря ЦК ВКП (б) А. Щербакова о состоянии военно-политической пропаганды, который датируется началом июня 1941 г. В нём, в частности, указывается, что международная обстановка крайне обострилась, военная опасность для нашей страны приблизилась, как никогда. В этих условиях ленинский лозунг «на чужой земле защищать свою землю» может в любой момент обратиться в практические действия. Таковы коренные изменения, которые произошли в международной обстановке и в жизни Советского Союза. Эти новые условия, в которых живёт страна, требуют от партийных организаций коренного поворота в партийно-политической работе по большевистскому воспитанию личного состава Красной Армии и всего советского народа в духе пламенного патриотизма, революционной решимости и постоянной готовности перейти в сокрушительное наступление на врага.

20 июня 1941 г. в СССР был утвержден Главным военным советом проект директивы Главного управления политической пропаганды (ГУПП) РККА «О задачах политической пропаганды в Красной Армии на ближайшее время», где говорилось:

Война непосредственно подошла к границам нашей родины. Каждый день и час возможно нападение империалистов на Советский Союз, которое мы должны быть готовы предупредить своими наступательными действиями… Опыт военных действий показал, что оборонительная стратегия против превосходящих моторизованных частей никакого успеха не давала и оканчивалась поражением. Следовательно, против Германии нужно применить ту же наступательную стратегию, подкрепленную мощной техникой… Вся учеба всех родов войск Красной Армии должна быть пропитана наступательным духом… Германская армия еще не столкнулась с равноценным противником, равным ей как по численности войск, так и по их техническому оснащению и боевой выучке. Между тем такое столкновение не за горами.

К этой фразе начальник Управления агитации и пропаганды ЦК ВКП (б) Г. Ф. Александров сделал примечание:

Этакой формулировки никак нельзя допускать. Это означало бы раскрыть карты врагу.

  • В апреле — мае 1941 г. Наркомат обороны и Генеральный штаб начали проводить с согласия правительства скрытное отмобилизование военнообязанных запаса под прикрытием «больших учебных сборов». Ставилась задача усилить войсковые части и соединения в 14 военных округах. Всего на «учебные сборы» до объявления войны было призвано свыше 802 тыс. человек, что составляло 24 % приписного личного состава по мобплану МП-41. Удалось пополнить 99 дивизий из 198: 21 дивизия пополнилась до 14 тыс. человек, 72 дивизий — до 12 тыс. человек и 6 стрелковых дивизий — до 11 тыс. человек.
  • С 13 по 22 мая Генштаб приказал 3 армиям начать движение к западным границам 22, 21 и 16-й армиям. 22-я армия (62-й и 51-й стрелковые корпуса — 6 дивизий) выдвигалась в район Идрица, Себеж, Витебск со сроком окончания сосредоточения 1—3 июля. 21-я армия (66, 63, 45, 30, 33-й стрелковые корпуса — 14 дивизий) сосредоточивалась в район Чернигов, Гомель, Конотоп 17 июня — 2 июля. 16-я армия (12 дивизий) перебрасывалась 22 мая — 1 июня в район Проскуров, Хмельники. Переброска войск была спланирована с расчетом завершения сосредоточения в районах, намечаемых оперативными планами с 1 июня по 10 июля 1941 г.
  • Из Северо-Кавказского военного округа в район Черкассы, Белая Церковь выдвигалась 19-я армия (34, 67-й стрелковые, 25-й механизированный корпуса) со сроками сосредоточения к 10 июня. Харьковский военный округ получил задачу выдвинуть к 13 июня 25-й стрелковый корпус в район Лубны в оперативное подчинение командующего 19-й армией. В Одесский округ для обороны Крыма в период с 19 по 23 мая передислоцировались из Северо-Кавказского округа управление 9-го стрелкового корпуса и 106-я стрелковая дивизия из Киевского особого военного округа. Войска 20, 24 и 28-й армий готовились к передислокации. 4 армии (22, 21, 16, 19-я), которые сосредотачивались по линии Западной Двины и Днепра и 3 армии (20, 24 и 28-й армия), которые формировались и должны были сосредотиться в Московском Военном Округе, вместе составляли Второй Стратегический эшелон Красной Армии. Как покажет начало войны было ошибкой выдвигать эти 7 неукомплекованных и необученных армий без запасов горючего, боеприпасов и продовольствия.
  • 13 мая досрочно были выпущены курсанты из военных училищ.
  • Директивой начальника Генерального штаба западным приграничным округам предписывалось с 12 по 15 июня скрытно вывести дивизии, расположенные в глубине, ближе к государственной границе.
  • 14 июня в очередной раз нарком обороны и начальник Генерального штаба вышли с предложением о целесообразности приведения войск приграничных округов в полную боевую готовность и развертывания первых, эшелонов по планам прикрытия. Сталин не дал согласие на приведение войск приграничных округов в полную боевую готовность, он часто подчеркивал, что этот шаг может быть использован фашистскими правителями как предлог для войны.
  • К 15 июня более половины дивизий, составлявших второй эшелон и резерв западных военных округов, были приведены в движение. Всего к началу войны осуществляли выдвижение из резерва приграничных округов около 32 дивизий. Из них успели сосредоточиться в новых районах только 4-5 дивизий.
  • С 14 по 19 июня командование приграничных округов получило указания к 22-23 июня вывести фронтовые (армейские) управления на полевые пункты.
  • Еще раз было дано указание маскировать авиацию и ее склады горючего. Но одновременно Главное управление аэродромного строительства (ГУАС) НКВД СССР развернуло широкие работы (постройка бетонных полос) на множестве аэродромов, поэтому самолеты зачастую располагались на оставшихся скучено, что обусловило их быстрое поражение в немецких ударах по аэродромам. Завершить строительство намечалось в октябре 1941 г.
  • Кроме заключенных ГУАС НКВД, на строительстве шоссейных дорогах трудился контингент ГУ ШОСДОР НКВД, прокладывались новые дороги.
  • Так как пропускная способность железных дорог была ниже, чем у немцев несколько раз, то для прокладки новых дорог были переброшены железнодорожные строители со всей страны.
  • 25 июня должен был быть утвержден Полевой Устав РККА 1939 года с последними изменениями.
  • В армию начали поступать новейшие самолеты и танки. Началось их ускоренное освоение.
  • В танковых КБ готовили к производству сверхновейшие железобетонные танков Т-34ЖБ. Такие боевые машины были бы дешевле, чем сталеброневые, но тем не менее такие же непробиваемые.
  • Для воздушно-десантных войск сколачивали новые бригады. Были утверждены планы по оснащению десантными самолетами (ПС-84 и переделанные ТБ) и планерами.

В Западном Особом военном округе командующий авиацией округа Копец по опыту Испании расположил самолеты на аэродромах ближе к границе.

Тот факт что аэродромы, а также и склады, в том числе центральные, располагались слишком близко к границе, вызывал у командиров вопросы.

К. Рокоссовский писал:

«Судя по сосредоточению нашей авиации на передовых аэродромах и расположению складов центрального значения в прифронтовой полосе, это походило на подготовку к прыжку вперёд, а расположение войск и мероприятия, проводимые в войсках, этому не соответствовали».

А. М. Василевский, как непосредственный участник событий, так объясняет нерациональное строительство аэродромов и перенос складов:

«Нецелесообразно было в непосредственной близости от новой границы строить в 1940—1941 годах аэродромы и размещать военные склады. Генеральный штаб и лица, непосредственно руководившие в Наркомате обороны снабжением и обеспечением жизни и боевой деятельности войск, считали наиболее целесообразным иметь к началу войны основные запасы подальше от государственной границы, примерно на линии реки Волги. Некоторые же лица из руководства наркомата (особенно Г. И. Кулик, Л. З. Мехлис и Е. А. Щаденко) категорически возражали против этого. Они считали, что агрессия будет быстро отражена и война во всех случаях будет перенесена на территорию противника. Видимо, они находились в плену неправильного представления о ходе предполагавшейся войны. Такая иллюзия, к сожалению, имела место».

Историк В. Д. Данилов писал: «Готовились начать войну сокрушительным наступлением, но упустили многие вопросы организации надежной обороны страны. Именно этими „ошибками“ и „просчетами“ объясняются крупные неудачи наших войск в начале войны».

М. Мельтюхов указал на то, что план войны с Германией был утвержден 14 октября 1940 г. и его дальнейшее уточнение в документах от 11 марта и 15 мая 1941 г. ничего, по сути, не меняло. «Самое важное, — подчеркнул он, — и в Германии, и в СССР эти планы не остались на бумаге, а стали осуществляться. Сопоставительный анализ подготовки сторон к войне — еще одно из направлений дальнейших исследований кануна войны. Но даже на основе известных сегодня материалов можно утверждать, что этот процесс шел параллельно и с начала 1941 г. вступил в заключительную стадию ив Германии, и в СССР, что, кстати, еще раз подтверждает неизбежность начала войны именно в 1941 г., кто бы ни был ее инициатором»

По мнению Б. Шапталова, Сталин ожидал, что в июле-августе 1941 года немецкая армия осуществит десантную операцию и высадится в Великобритании. В таком случае Сталин намеревался нанести удар по немецким войскам в Польше. Из-за того, что армия готовилась к наступательным действиям и значительные силы, а также склады находились вблизи границы, но при этом артиллерия находилась на полигонах, а авиация не была рассредоточена на полевых аэродромах, при немецком нападении 22 июня 1941 года войска приграничных округов оказались неспособны организовать эффективную оборону и быстро потерпели поражение в приграничных боях.

По версии Я. Г. Верховского и В. И. Тырмос "Сталин. Тайный «Сценарий» начала войны". (М.: ОЛМА Пресс, 2005, Сталин знал о дате и времени нападения Германии, но дал возможность Гитлеру показать всему миру, кто агрессор.

В то же время необходимо учитывать и следующие факты:

  • Геббельс в своих дневниковых записях подчеркивает страх Сталина перед вермахтом.
  • Лихорадочными темпами велось строительство укрепленных районов на западной границе, туда были стянуты не только гражданские строители, но и множество саперных батальонов. О важности ускоренного строительства УРов говорит тот факт, что даже из 186-й стрелковой дивизии находящейся в Уральском Военном округе забрали саперный батальон. У части артиллеристов забрали трактора и автомобили для строительства укрепрайонов.
  • Историки Горьков Ю. А. и Сёмин Ю. Н. утверждают, что в мае 1941 г. наступательные действия не планировались:

Анализ директив Генерального штаба, датированных маем 1941 года, в целом показывает, что никаких задач наступательного порядка войскам западных приграничных округов не ставилось. Вместо них предусматривалась оборона на всю оперативную глубину округов, а в стратегическом масштабе — вплоть до дальних подступов к Москве Стратегический план войны предполагал инженерное оборудование и строительство 2 и 3-го государственных рубежей обороны по линиям: а) Нарва, Сольцы, Порхов, Великие Луки, Витебск, Валдай, Гомель, Конотоп; б) Осташков, Сычевка, Ельня, Почеп, Рославль, Трубчевск.

21 июня 1941 года в советские войска готовится Директива № 1 от Наркомата обороны Тимошенко для немедленного исполнения. В ней в частности говорится об образовании фронтов вместо военных округов а также о недопустимости применения оружия в случае провокаций со стороны Германии. Начало директивы:

  1. В течение 22 — 23 июня 1941 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО. Нападение может начаться с провокационных действий.
  2. Задача наших войск — не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения.

Теория подготовки превентивной войны

…Лучше предупредить, чем быть предупреждённым.. Фридрих Великий

Превентивная война против России — самоубийство из-за страха смерти.Бисмарк

Теория подготовки нападения на Германию Сталиным впервые была озвучена Гитлером в речи о начале нападения на СССР, обращённой к немцам, и в официальной ноте германского посла Шуленбурга, поданной Молотову, об объявлении войны. Перед вторжением на территорию СССР утверждение о том, что Союз готовит нападение на Германию, было составной частью германской пропаганды в войсках. Вот как описывает события один из солдат вермахта:

«В начале войны главным тезисом пропаганды, которой мы верили, был тезис о том, что Россия готовилась нарушить договор и напасть на Германию первой. Но мы просто оказались быстрее. В это многие тогда верили и гордились, что опередили Сталина. Были специальные газеты фронтовые, в которых очень много об этом писали. Мы читали их, слушали офицеров и верили в это.» — Гельмут Клаусманн, 111-я пехотная дивизия.

C начала 1990-х годов эта версия стала предметом дискуссии среди профессиональных историков из-за публикаций, рассчитанных на широкий круг читателей (в число которых входят участники и свидетели реальных событий), историко-публицистических книг Виктора Суворова. В своих публикациях этот автор объясняет неудачи первого периода войны тем, что армия и страна готовились к наступательной, начатой превентивно, войне, а не к обороне. В связи с этим ряд исследователей утверждают, что книги Виктора Суворова содержат подтасовки, ложные цитаты, технические несуразности, фальсификации и заведомые подлоги. С такими же обвинениями в адрес своих оппонентов выступает и сам Виктор Суворов, который критикует противников утверждения о планировании советского нападении на Германию в 1941 г. К числу его оппонентов принадлежат М. А. Гареев, Г. Городецкий, В. Анфилов. Из «нового поколения» историков А. Исаев, А. Помогайбо, ярославские историки А. М. Лоханин и Михаил Б. Нуждин (литературный псевдоним — Владимир Грызун), А. Бугаев. И ряд других любителей истории.

Кроме того, и у профессиональных историков существуют различные точки зрения на военные приготовления СССР. Так, Мельтюхов, оговаривается, что вся его версия о том, что СССР готовился напасть на Германию 15 июля 1941 года, носит предположительный характер. Бывшая российский, а теперь бостонский историк Павлова, была раскритикована Мельтюховым за свою теорию непременного нападения на Германию . Историк Невежин доказывет не то, что СССР готовил летом 1941 г. нападение на Германию, а то, что началось идеологическое обеспечение подобного хода событий, но оно было фрагментарно вплоть до 22 июня 1941 года.

 

 

Почитайте также:

Олег Грейгъ - От НКВД до Аненэрбе, или Магия печатей Звезды и Свастики
Новая книга о мистических секретах Третьего Рейха и сталинской России от автора бестселлеров «Тайная доктрина Третьего Рейха» и «Тайна за 107 печатями» посвящена работе Спецотдела НКВД и гитлеровского «Аненэрбе» секретных структур двух самых могучих держав XX века, вступивших в 1941 году в жесточайшую схватку. Многие сенсации, о которых идет речь, балансируют на грани мистики. Многие проекты и открытия, которые стали достоянием общественности, по-прежнему тщательно замалчиваются властями и СМИ.


 
 
Алексей Пишенков - «Штрафники» СС. Зондеркоманда «Дирлевангер»
Слово «зондеркоммандо» в чистом переводе с немецкого значит «отдельное подразделение», «специальное подразделение» — это уже его истинное значение в контексте. Вполне обычная армейская терминология, теоретически существующая в вооружённых силах всех немецкоговорящих государств и по сей день. В принципе безобидная формулировка. Но при упоминании этого названия как-то сама по себе у большинства из нас первым делом возникает ассоциация с тёмными событиями времён Второй мировой войны. В немецкой армии того периода существовало и составлялось для проведения различных операций огромное множество спецподразделений или групп самого различного назначения, и большинство их также носило название «зондеркоммандо», но всё-таки сильнее всего записались под этим понятием в историю карательные отряды, с ужасающей жестокостью действовавшие, как правило, за линией фронта на оккупированных территориях. Основными задачами таких частей были противопартизанские акции, подавление повстанческого движения и устрашение местного населения, проведение в жизнь тогдашней нацистской политики геноцида.


 

Понравилась статья? Расскажи о ней друзьям

Вы даже не представляете, как мы будем благодарны за ссылку на эту статью в любой из социальных сетей:

Или разместите ссылку на сайте или форуме

Ссылокой:
http://theunknownwar.ru/predyistoriya_vojnyi_sssr.html
На сайте или блоге:
<p><strong>Предыстория войны. СССР</strong><br /><a href="http://theunknownwar.ru/predyistoriya_vojnyi_sssr.html" target="_blank">http://theunknownwar.ru/predyistoriya_vojnyi_sssr.html</a></p>
На форуме:
[url=http://theunknownwar.ru/predyistoriya_vojnyi_sssr.html]Предыстория войны. СССР[/url]

и нажмите на Ctrl+C, чтобы скопировать выделенный текст...

 

 





Нераскрытые тайны: Кавалерия против танков

06.11.2013 Правда ли, что репрессии 1930-х годов среди высшего командного состава привели к тому, что в Красной Армии остались только "безграмотные" кавалеристы вроде Климента Ворошилова и Семена Буденного? Действительно ли именно это стало причиной страшных поражений Советского Союза в начале Великой Отечественной войны? Этот стереотип до сих пор популярен.

Как фальсифицируют историю войны

06.11.2013 Каждый год отмечаются очередные годовщины Великой Победы над нацистской Германией и юбилеи крупнейших битв и сражений Великой Отечественной. Проходят маршем войска, выпивают положенное совсем уже немногочисленные ветераны, выжившие в боях, пережившие годы перестройки и российской демократизации. И пользуясь благоприятной возможностью, спешат высказаться по поводу и без повода исторические мифологи

 
 
 
Ваша помощь
WMR: 661921492594
WMZ: 650765735196
WME: 632996492535
Яндекс-деньги: 41001172997641

Представителей организаций и частных лиц, готовых поддержать развитие проекта иными способами, просим писать на адрес support@theunknownwar.ru

Мы ценим любую вашу помощь. Спасибо вам.
 
 
социализм Африка Эхо Москвы США Легендарный танк КВ-1 Генерал Власов Тираны-близнецы Италия в войне с СССР Военнопленные Второй мировой войны Кровавая РККА Шпион Орден Нахмова Европейский нацизм Тунис Песни нашей победы Бенно Цизер Муртазин Духовые оркестры Муссолини Досье Коллекция Худик Фокин Сергей Алексеевич Великая отечественная Истребители ленд-лиза Тайна за 107 печатями 1943 год Третий рейх Герои Победы Поселок Понтонный Степан Антонович Джафаров Умар Джафарович тексты песен Агрессор Оксикбаев Сарсембай Шитяков Советская морская авиация Скачать бесплатно Допросы Секс Федор Филиппович А. Гитлер Военные награждения Михаил Акимович Советские гидроавианосцы Пулеметное вооружение РККА лучшие танки Тайные страницы из жизни вождя народов Вермахт под Демянском связь с автором сайта Вивчар Михаил Григорьевич Журнал life Воспоминания фронтового хирурга Богаченко Иван Иванович Ефим наша история! не забывать и не ПРОЩАТЬ! Лазарь Абрамов С -13 Новый год Багытжан Суменович